ayhan-aktar

Почему же Турция так борется против признания Геноцида армян? Какая перемена произойдет во мнении об армянах, попавших в список внутренних и внешних врагов государства? Чувствуют ли себя в безопасности  живущие в Турции армяне? Об этом и о прочих вопросах  турецкий сайт Evrensel  побеседовал с членом совета Института социальных наук Университета Бильга, профессором Айханом Актаром.
«Параллельно с приближением 24 апреля, давление со стороны партии «Справедливость и развитие» на правительство в вопросе признания Геноцида армян увеличивается, и оно пытается защищаться. Обсуждения по поводу переноса на 24 апреля отмечающихся ежегодно 18 марта празднеств в Чанаккале продолжаются. Националистические круги увеличили количество мемориальных мероприятий, посвященных «армянскому террору». Безусловно, увеличились ксенофобские высказывания», — пишет издание, сообщает Tert.am.

Говоря о произошедших в последние годы в Турции переменах, турецкий профессор заявил: «Изменения и есть, и их нет. Изменения, в первую очередь, произошли в обществе. Если бы в 2000-м году какой-либо профессор заявил, что было ничтожено около 1 миллиона армян, это бы стало большим событием. Ему угрожали бы. В 2005 г. известную армянскую конференцию мы провели в Университете Бильга под контролем полиции. Звучал однозначный ответ по поводу Геноцида 1915г.: «Ничего подобного не было, наши деды не были убийцами». Однако ныне и это меняется».

 

- Действительно ли все нормализовано? Турецкое общество больше не переживает, при утверждении факта Геноцида?

— Не переживает. Многие люди по сей день скрывали услышанное от дедов, а сейчас они соглашаются поделиться услышанным.  Это важно. За 15 лет в сознании произошли глобальные изменения. Все труды, написанные на западных языках, переведены.

 

Акар отметил, что для него перенос празднеств Чанаккале на 24 апреля и приглашение на это мероприятие президента Армении были неожиданностью.

 

«Этого не должно было быть, однако произошло еще одно примечательное явление. Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу отметил, что они пригласили президента Армении, поскольку армяне тоже участвовали в битвах при Чанаккале. Это было неожиданностью для меня», — заявил он.

- Чему Вы удивились?

 

— Тому, что до сего времени это тоже отрицалось.  В 2012г. я подготовил мемуары участвовавшего в битвах при Чанаккале Саргиса Торосяна к печати, и тут «начался конец света». Генеральная прокуратура распространила официальное заявление, отметив, что офицера с таким именем и фамилией не было. Это нашло место на первой полосе газеты Hürriyet.

Они отмечали, что эти мемуары ложны, этот человек никогда не был в Чанаккале, и для доказательства этого один историк опубликовал в газете Taraf 34 статьи, а другой подготовил книгу на 300 страниц. Затем мы нашли семью Торосяна, взяли у них кое-какие документы. На этот раз написали статьи, чтобы доказать, что эти документы фальшивы.
- Возможно ли признание Геноцида после предстоящих в Турции выборов?

 

— Моя личная точка зрения отрицательна, однако некоторые политические структуры, оказывается, поставили перед собой цель – заставить Турецкую Республику признать Геноцид армян. На мой взгляд, это бессмысленно.

 

- Почему?

 

— Не думаю, что чиновники в Анкаре когда-нибудь скажут «да, был Геноцид». Как бы то ни было, я этого уже не увижу. По этой причине, полагаю, бессмысленно заниматься этим. Мишенью для считающих себя представителями интеллигенции Турции должны стать простые люди с улицы.

 

Трудно за короткий срок изменить точку зрения государства. Они признались, что армяне,  подобно Торосяну, играли важную роль в деле защиты родины, однако признание Геноцида немного сложнее.

 

- Ежегодно Турция переживает дату 24 апреля, однако в этом году – на 100-летие выглядит гораздо более озабоченной. Почему?

 

- За всеми этими обсуждениями геноцида и насильственной депортации стоят вопросы имущества. Армяне начали судебные процессы против американских страховых компаний.

 

- Что же будет, если завтра премьер-министр Ахмет Давутоглу скажет, что признает Геноцид армян?

 

- Во-первых, партия «Справедливость и развитие» потеряет 5-8% своего электората, и эти голоса, вероятно, примкнут к партии «Националистическое движение». Это уже само по себе является основанием для партии «Справедливость и развитие».

 

Во-вторых, множество людей, утверждающих, что их деды – не убийцы, выйдут на улицы, т.е. подобными жесткими высказываниями перемен достигнуть не удастся. Перемены – очень сложное дело.

 

Десять лет назад, когда мы организовывали конференцию, посвященную армянам, команда Догу Перинчека (турецкий националист — Tert.am) забросала участников яйцами. Это было странным явлением, однако эта картина осталась за кадром. Может, скажете, что заявивший тогда «эта конференция – удар в спину турецкому народу» Джемиль Чичек замешан в этом. Да, это так, я убежден, что его точка зрения не очень изменилась. Однако изменился мир. Даже если он так думает, ныне он вынужден молчать, поскольку нынешняя политика партии «Справедливость и развитие» не может терпеть жесткость.

 

- Извинения очень важны в период реформ, поэтому важно то, как приносят извинения. На Ваш взгляд, как все должно быть?

 

— Начало дипломатических отношений с Арменией, открытие границы, наличие там посла, совершение официального визита… Это очень символичные, но важные шаги. В 21 веке политика проводится посредством символов.

 

Фотографии канцлера Западной Германии Вилли Брандта в 1970 году, стоявшего в Варшаве на коленях, живы еще в памяти людей. Встреча лицом к лицу с историей будет такой.

Март 10, 2015